Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

С Рождеством вас, дорогие товарищи

Вся бывшая советская коммуно-гебешная сволочь, что в своё время сдавала на отлично Научный Коммунизм и кричала — Слава КПСС сегодня истово славит Христа, ну то-есть некоего то-ли араба, то-ли еврея (поди разбери их там) из древней сказки про девицу, что родила, по ее утверждениям, ни разу не отведав мужского члена.
Не стану вдаваться в хитросплетения библейских секс-извращений, и не даже стану цитировать Станиславского. Пусть каждому кажется что он верит ровно в то враньё, на которое он претендует! 

Дай вам Бог всем, кому полных прилавков в совковом гастрономе, кому — народной демократии в стиле Чучхе, кому кайфа от проповеди местного сотрудника ФСБ. 

С Рождеством, вас всех - товарищи стукачи, любители СССР, прозревшие, воцерквившиеся, опопевшие, поврежденные на голову, сомневающиеся, ну и просто любители выпить-закусить. С праздничком!

Запах

Когда-то давно, когда еще существовал Советский Союз вместе со всей своей нелепостью, с политинформацией, с парторгами и комсомольскими собраниями, стукачами, паленой водкой, мерзкой обувью и бесконечными очередями, меня занесло в один из подмосковных совхозов. В те времена, трудовое воспитание, как идейно далеких инженеров, так и будущей "пятой колонны" - студентов было нормальной практикой.
Народ, а точнее  полуприблатненное население городских окраин, называло будущих педагогов, физиков и математиков,  обобщенным словечком ботан. Так вот, с точки зрения коммунистических вождей, в порядке трудового воспитания каждый ботан должен был приобщаться к пролетарскому труду непосредственно с институтских времен. Для этого, как минимум один раз за время учебы, ботан должен был поучаствовать в строительстве коммунизма в составе так называемых стройотрядов. Несмотря на, то что выезд толпы молодых людей за пределы городской среды, долой от родительской опеки неизменно превращался в нескончаемую пьянку, мы при этом исхитрялись что-то там строить, копать, сносить.
Некоторые из нас исхитрялись откосить от комсомольской барщины, прикрываясь липовыми справками о состоянии здоровья, иные подходили к делу строительства коммунизма по-предпринимательски и, сбегая из под опеки комитетов комсомола, превращали стройотряды в так называемые шабашки.
За годы студенчества я провел в таких шабашках четыре из моих пяти физтеховских летних сезонов.
Из-за давности лет, некоторые детали моих тогдашних приключений я помню теперь довольно плохо, тем не менее есть яркие воспоминания которые не стираются до сих пор. Один из таких моментов о котором я хочу рассказать связан с такой неприятной вещью, как запах свинарника.
Особенностью советских свинарников была их невероятная загаженность. Свиные экскременты в этих помещениях почему-то оказывались повсюду - на стенах заведения, на решетках загонов, на воротах и даже на окнах. Современному любителю живой природы и другу четвероногих невозможно себе представить эти концентрационные лагеря для свиней забитые свиными дерьмом. Попадись такое заведение на глаза какой ни будь западной стороннице гуманного обращения со свиньями, к стороннице тот час же пришлось бы применять сильнодействующие успокаивающие медицинские препараты.
Когда года наша бравая команда получила наряд на разборку одного из таких пре-исторических свиных бараков, мы изначально не заподозрили ничего особенного. Свинарник стоял в бездействии уже больше десятка лет, и продукты свинячьей жизнедеятельности изрядно засохли превратившись в твердую землистую корку - этакий нормальный, не вызывающий подозрения, слегка припорошенный самой обычной пылью грунт.
Мухи, подмосковная июньская жара. Впереди - свинарник, позади - сессия, Москва и отступать, как говаривали, - некуда.
Работа - не бог весть какая премудрость. Надо было разобрать старый свинарник и подготовить место для строительства нового. Но на первый наш приступ с лопатами, кувалдами и ломами свинарник ответил стремительной и жесткой контратакой. Законсервированный под десятилетней коркой дух свиного барака неожиданно вырвался на свободу.
Для тех кто никогда не им сел дело со свиным навозом поясню, что продукты жизнедеятельности свиньи пахнут особо пронзительно, если не сказать - истошно. Этот запах пробирается в вас насквозь, он пропитывает одежду, кожу, волосы, и от него весьма нелегко избавиться.
Как я уже упомянул выше, теперь, с расстояния в пару десятков лет я плохо помню все детали той битвы с дерьмом, к тому же, меня, к тому времени уже имевшего корочки плотника - бетонщика какого-то-там разряда начальство вскорости откомандировало на другой объект, где мои знания по части смешения песка, воды и портланд-цемента оказались более полезными чем на разборке свинарника. Поэтому, вернувшись примерно через неделю назад на место разрушения свиного концлагеря, я был повержен в шок когда обнаружил что мои товарищи настолько привыкли к этой вони, что совершенно перестали ее замечать, и некоторые даже могли совершенно спокойно перекусывать непосредственно на “объекте”.
Давно это было, другие времена, другие нравы. Нет больше той страны с её комсоргами, партячейками, барачным фольклором, садистскими свинарниками и стройотрядами. И я теперь далеко от Подмосковья, однако нет-нет да и прилетит привет из прошлого и пойдёт в комментах к моим постам троллинг о том что живя вдалеке я совсем оторвался от реальной жизни.
А ведь кто знает, не получи я тогда разряд плотника - бетонщика и всё бы могло пойти по другому.